Почему Тодт платил за Леклера. Откровения гоночного менеджера

0
18



Николя Тодт привел в Формулу 1 Жюля Бьянки, был боссом Льюиса Хэмилтона и финансировал карьеру Шарля Леклера в картинге. Спортивный менеджер, который теперь ведет карьеру Даниила Квята, рассказал журналу F1 Racing о том, что он делает для своих пилотов, а также о том, как пришел в этот бизснес.

В манере поведения Николя Тодта безошибочно чувствуются привычки его отца – президента FIA и бывшего руководителя команды Ferrari Жана Тодта. Впрочем, если Тодт-старший сейчас редко появляется на Гран При, то его сын не пропускает почти ни одной гонки. Вот уже 15 лет Николя работает менеджером гонщиков Формулы 1.

В последнее время самым известным клиентом француза был Фелипе Масса. И хотя бразилец завершил карьеру в чемпионате мира, это совсем не значит, что Тодт исчез из паддока. В сезоне-2018 в Ф1 дебютировал Шарль Леклер – еще один клиент компании All Road Mangement, которая принадлежит Николя Тодту.

Сейчас сын президента FIA ведет карьеру нескольких пилотов, которые выступают в разных дисциплинах и находятся на разных стадиях своей гоночной карьеры. Такая структура нужна Тодту для того, чтобы не создавать ненужную конкуренцию. Выступающий в гонках на выносливость Хосе Мария Лопес никак не помешает Леклеру, а Масса может даже помочь самому молодому воспитаннику Тодта – 15-летнему картингисту Каю Колету. Подобно Фелипе, Колет родом из Сан-Паулу – и Николя уже называет его «новым Сенной».

Каю Колет

Фото: Formula K

«Да, я знаю, что это сочетание давно превратилось в клише – но Каю действительно здорово ездит», – считает Тодт. В 2018 году Колет дебютировал в гонках с открытыми колесами: зимой бразилец провел несколько этапов в чемпионате Объединенных Арабских Эмиратов Формулы 4, а затем выиграл титул во французской Ф4.

Николя Тодт и Каю Колет

Фото: Divulgacao

«Я решил помочь Каю, так как на горизонте больше нет многообещающих гонщиков из Бразилии, а этой стране нужен свой пилот, – объясняет Николя Тодт. – Бразилия – важная страна для мирового автоспорта. Совсем недавно в Формуле 1 не было ни одного гонщика из Франции, но эту ситуацию удалось исправить».

Действительно, в минувшем сезоне на старт Гран При вышли три пилота из Франции – Ромен Грожан, Эстебан Окон и Пьер Гасли. В девяностых и начале двухтысячных в Формуле 1 было столько же бразильцев, но в последние годы единственным представителем этой страны оставался Фелипе Масса. Правда, карьера Фелипе могла быть далеко не столь длительной, если бы не усилия Николя Тодта.

Бразилец провел неровный сезон в Sauber в 2002 году, а затем оказался отчислен из команды. Фелипе взяли в Ferrari на позицию тест-пилота, но место на стартовой решетке Масса потерял. На презентации Scuderia зимой 2003 года 21-летний Масса подошел к Тодту-младшему и попросил о помощи.

Фелипе Масса и Николя Тодт

Фото: Ferrari Media Center

«Он сказал, что допустил несколько ошибок в дебютном сезоне, и теперь ему нужен кто-то, кто смог бы направить его карьеру в нужное русло, – рассказывает Николя Тодт. – В то время в Формуле 1 заправлял Вилли Вебер: он вел дела Михаэля и Ральфа Шумахеров и был самым известным гоночным менеджером. На его фоне я выглядел катастрофически неопытным. Мне было 26 лет, и прежде я не занимался гоночным менеджментом. Тем не менее, Масса обратился ко мне. Мне был очевиден его талант, так что я согласился. Понемногу Фелипе удалось улучшить свою репутацию, и в итоге он получил место призового пилота Ferrari».

Жан Тодт и его сын Николя Тодт

Циники, конечно, заметят, что устроить Массу в Ferrari было несложным делом, так как в то время итальянской командой руководил отец Николя Жан Тодт. Однако такая трактовка поставит под сомнение талант самого Массы – победителя 11 Гран При и вице-чемпиона мира. Что касается влияния Жана Тодта, то Николя готов открыто говорить о роли отца в своей карьере.

«Мои родители развелись, когда я был совсем маленьким. А в 1993 году, когда мне было 16 лет, отец согласился переехать в Италию, чтобы возглавить Ferrari. Я видел его по выходным, когда приезжал на гонки, – вспоминает Николя Тодт. Сейчас менеджеру 41 год, и тот период жизни кажется бесконечно далеким. – Разумеется, успехи и влияние моего отца помогли мне попасть в гоночный бизнес. Но я не думаю, что мои партнеры и контрагенты относились ко мне по-особенному только из-за того, где работал отец. Я всегда внимательно выслушиваю его советы, однако я не привлекаю его для решения рабочих вопросов. Семья – это семья, а бизнес остается бизнесом».

Глава команды ART Grand Prix Фредерик Вассёр и Николя Тодт

Фото: пресс-служба GP2

Чемпион молодежных формул

В начале двухтысячных годов Тодт-младший объединил усилия с опытным руководителем команд в молодежных гоночных сериях Фредериком Вассером. Два француза сформировали ART Grand Prix. С первой же попытки новый коллектив выиграл главное молодежное первенство Европы – серию GP2. Чемпионский титул Тодту и Вассеру принес Нико Росберг. Год спустя команда повторила успех вместе с Льюисом Хэмилтоном.

Льюис Хэмилтон и Николя Тодт

Фото: пресс-служба GP2

Победы сопутствовали ART не только в GP2. Чутье на молодые таланты позволило Тодту и Вассеру регулярно выигрывать европейскую Формулу 3, а в первенстве GP3 команда двух французов и вовсе взяла шесть титулов из семи возможных. Одновременно Николя развивал личную карьеру спортивного менеджера.

«Сегодня в паддоке меньше менеджеров, чем 15 лет назад. Так происходит потому, что команды стараются самостоятельно заключать соглашения с молодыми гонщиками – на той стадии, когда пилоты выступают в юниорских сериях. Так работают молодежные программы Red Bull, Mercedes и Ferrari, – рассуждает Тодт. – Но даже без учета этого фактора молодым пилотам стало труднее попадать в Формулу 1».

«Прежде только команды-аутсайдеры искали пилотов со спонсорским бюджетом. Теперь платить нужно даже коллективам из середины пелотона, – сетует француз. – Моя работа стала сложнее: даже хороший гонщик может потерять свое место просто потому, что команда договорится с более денежным пилотом. В целом, шансы на дебют в Ф1 уменьшились – если, конечно, мы не говорим о суперталантливых ребятах».

Менеджер Михаэля Шумахера Вилли Вебер и руководитель команды ART Николя Тодт

Фото: пресс-служба GP2

История Бьянки и Леклера

«Через два года после начала работы с Фелипе я решил найти молодого перспективного гонщика, карьерой которого можно было заняться, – вспоминает Тодт. – Тогда я начал ездить на картинговые соревнования по всей Европе и разговаривать с владельцами трасс и гоночных команд. Девять из десяти человек, с которыми я советовался, указали мне на одного и того же картингиста: Жюля Бьянки. Все в один голос говорили, что этот парень особенный, так что через некоторое время я встретился с Жюлем и его отцом. А потом мы подписали контракт.

Жюль Бьянки и руководитель команды ART Grand Prix Николя Тодт

Фото: пресс-служба GP2

У Жюля был лучший друг – Лоренцо Леклер. Семь лет назад Жюль порекомендовал мне обратить внимание на младшего брата Лоренцо, Шарля. Тот занимался картингом и не мог найти бюджет для продолжения карьеры. Вскоре я позвал Шарля и его отца к себе в офис. Они пришли и рассказали, что деньги на выступления в гонках просто закончились, так что Шарлю придется вернуться в школу и забросить автоспорт.

Я сказал им: «Я вас почти не знаю, но Жюль очень высоко оценивает способности Шарля. Поэтому я оплачу за вас последние гонки сезона. Если Шарль хорошо проедет, мы продолжим работу». В тот момент Леклеру было 13 лет.

Я действительно взял на себя все финансовые обязательства. Я нечасто так делаю, но порой это совершенно необходимо. Пилоты с большим потенциалом должны иметь возможность гоняться. И знаете – те, у кого нет бюджета, особенно голодны до побед. Именно такие ребята выделяются своей целеустремленностью».

Шарль Леклер

Фото: FIA Formula 2

Через несколько лет Леклер стал чемпионом серии GP3 в команде Тодта и Вассера, а затем перешел в Формулу 2, чтобы вновь выиграть титул с первой попытки. Шарлю было 17, когда он потерял своего наставника Жюля Бьянки – а летом 2017 года у Леклера умер отец. С тех пор он гоняется в шлеме с надписью Je t’aime Papa (в переводе с французского «Я люблю тебя, папа»).

Шарль Леклер за рулем автомобиля Формулы 2

Фото: FIA Formula 2

«Жюль был его героем. Смерть Бьянки стала шоком для всех нас – и огромной потерей для Шарля, – описывает реакцию Леклера Николя Тодт. – Их родители дружили, они сами дружили. Жюль был блестящим гонщиком с большим будущим. Нам до сих пор сложно поверить в его смерть».

Однако карьера Леклера развивалась, и вскоре монегаск получил свою первую зарплату. «Я помню момент, когда Шарль заработал свой первый чек, – говорит Тодт. – До этого у него никогда не было денег, а тут он наконец смог купить себе машину. Это была BMW M4. Для Шарля этот момент стал исполнением мечты. А вскоре у него заболел отец. Во время этапа в Монако самочувствие Леклера-старшего серьезно ухудшилось, но Шарль все равно завоевал поул-позицию. Он попросил не говорить с ним об отце, чтобы сохранять концентрацию.

Шарль Леклер, PREMA Powerteam

Фото: FIA Formula 2

Многие потеряли бы самообладание в такой ситуации, но Шарль выиграл гонку в Баку всего через два дня после смерти отца. Это показывает его феноменальную психологическую устойчивость. Что бы ни случилось, Шарль не почувствует давления. Его дело – гоняться, а я буду обеспечивать для этого наилучшие условия. В результате то, что произошло с отцом, сделало Шарля только сильнее».

Разумеется, в обычной ситуации Николя Тодт не занимается спонсированием гонщиков. Француз больше сосредоточен на переговорах с командами и психологической поддержке своих подопечных. В высококонкурентном мире автоспорта даже простые слова поддержки могут вернуть пилоту веру в себя в сложный период.

«Каждому нужна поддержка – как со стороны семьи, так и со стороны команды, – убежден Тодт. – Я не могу сделать пилота быстрее на трассе, но я могу сделать так, что ему будет комфортнее ощущать себя в то время, что он проводит не за рулем».

Николя Тодт

Фото: Лоренцо Белланка / LAT Images

Источник





Warning: A non-numeric value encountered in /home/p447490/www/auto-ost.ru/wp-content/themes/Newspaper/includes/wp_booster/td_block.php on line 353